«Стальные крепости» в обороне и освобождении Одещины


Руководитель военно-патриотического клуба «Десантник» Виталий Скиба

23 августа жители Белгорода-Днестровского и района отмечают 72-ую годовщину освобождения края от немецко-фашистских захватчиков. Наш на­род при­нял на се­бя глав­ный удар во­ен­ной ма­шины гит­ле­ров­ско­го фа­шиз­ма, выс­то­ял, и вы­шел по­беди­телем в смер­тель­ной схват­ке с вра­гом, рвав­шимся к ми­рово­му гос­подс­тву. Эта ис­то­ричес­кая по­беда — ре­зуль­тат ге­ро­ичес­ких уси­лий мил­ли­онов сол­дат и офи­церов Крас­ной Ар­мии, на­род­ных опол­ченцев, пар­ти­зан, тру­жени­ков ты­ла.

В этом не­малая зас­лу­га и со­вет­ских же­лез­но­дорож­ни­ков. Бо­лее 500 бро­непо­ез­дов — сталь­ных кре­пос­тей на ко­лесах — дей­ство­вали на фрон­то­вых ма­гис­тра­лях. Из них 230 зе­нит­ных, за­щищав­ших не­бо над стан­ци­ями, разъ­ез­да­ми, пе­рего­нами от на­летов вра­жес­кой ави­ации. К сожалению, тема участия бронепоездов в обороне Одессы и в ходе Аккерманской десантной операции не нашла достаточного отражения в средствах массовой информации и изучалась лишь специалистами-краеведами. Сегодняшняя статья,подготовленная членами секции военно-исторической и поисковой работы клуба «Десантник», продолжает цикл очерков о неизвестных или забытых фактах обороны и освобождения края.

С пер­вых дней вой­ны на­чали соз­да­вать это гроз­ное ору­жие на собс­твен­ные средс­тва ра­бочие и слу­жащие Одес­ской, Юго-За­пад­ной, Юж­ной, Се­вер­ной, име­ни Ф. Э. Дзер­жин­ско­го и дру­гих же­лез­ных до­рог — в па­ровоз­ных це­хах и ва­гон­ных де­по, на ре­мон­тных за­водах Нар­ко­мата пу­тей со­об­ще­ния (НКПС).

Бро­непо­ез­да учас­тво­вали прак­ти­чес­ки во всех фрон­то­вых опе­раци­ях Ве­ликой Оте­чес­твен­ной вой­ны, от­важно за­щища­ли же­лез­но­дорож­ные уз­лы, прик­ры­вали сос­ре­дото­чение и раз­верты­вание со­вет­ских вой­ск, от­ли­чались сме­лыми, вне­зап­ны­ми на­лета­ми на по­зиции вра­га.

Бро­непо­езд — это же­лез­но­дорож­ный сос­тав с ар­тилле­рий­ским и пу­лемет­ным во­ору­жени­ем, ук­ры­тый бро­ней. Пред­назна­чен он для бо­евой под­дер­жки пе­хоты и дру­гих ро­дов вой­ск, а так­же для ве­дения са­мос­то­ятель­ных бо­евых дей­ствий в по­лосе же­лез­ной до­роги.

Бро­непо­ез­да воз­никли от удач­но­го со­еди­нения под­вижно­го сос­та­ва и ар­тилле­рии. Еще в пе­ри­од граж­дан­ской вой­ны Се­вера и Юга США в и­юне 1862 го­да бы­ла ис­поль­зо­вана 32-фун­то­вая пуш­ка, ус­та­нов­ленная на че­тыре­хос­ную плат­форму. Это «же­лез­ное чу­дище» не­ожи­дан­но на­нес­ло ог­ромные по­тери в ста­не южан, рас­по­лагав­шихся ла­герем у же­лез­ной до­роги.

Чуть поз­же в Ев­ро­пе во вре­мя фран­ко-прус­ской вой­ны зи­мой 1871 го­да прус­ские вой­ска то­же при­мени­ли же­лез­но­дорож­ную ар­тилле­рию. Ве­лась оса­да Па­рижа, и од­но­му прус­ско­му офи­церу приш­ла в го­лову мысль ус­та­новить нес­коль­ко пу­шек на же­лез­но­дорож­ную плат­форму. Та­кая ба­тарея, пе­ред­ви­га­ясь, мог­ла обс­тре­ливать го­род и его ук­репле­ния не с од­но­го мес­та, а с раз­ных сто­рон. По­том по­яви­лись оде­тые в бро­ню ва­гоны, но их уже изоб­ре­ли фран­цу­зы.

Же­лез­но­дорож­ная ар­тилле­рия ши­роко ис­поль­зо­валась в ан­гло­бур­ской вой­не. Ан­гли­чане для во­ору­жения це­ликом бро­ниро­ван­ных по­ез­дов при­меня­ли 76-мил­ли­мет­ро­вые пуш­ки. Ору­дия бо­лее круп­но­го ка­либ­ра (150– и да­же 200-мил­ли­мет­ро­вые), учи­тывая их мас­су, ус­та­нав­ли­вались обыч­но в го­лов­ном или хвос­то­вом ва­гоне.

В пер­вую ми­ровую вой­ну по­зици­он­ный ха­рак­тер ве­дения бо­ев поз­во­лил при­менять бро­непо­ез­да в ка­чес­тве средств пе­ред­ви­жения тя­желой и свер­хтя­желой ар­тилле­рии.

На Пу­тилов­ском за­воде в го­ды пер­вой ми­ровой вой­ны бы­ли пос­тро­ены пер­вые рус­ские бро­непо­ез­да. К се­реди­не 1917 го­да на во­ору­жении рус­ской ар­мии сос­то­яло 7 бро­непо­ез­дов.Ши­рокое при­мене­ние в на­шей стра­не бро­непо­ез­да по­лучи­ли в го­ды граж­дан­ской вой­ны и инос­тран­ной во­ен­ной ин­тервен­ции.

Ма­тери­аль­ная часть бро­непо­ез­дов пос­ле граж­дан­ской вой­ны со­вер­шенс­тво­валась и сос­то­яла из па­рово­за, пок­ры­того бро­ней, двух — че­тырех бро­неп­ло­щадок, пло­щадок про­тиво­воз­душной обо­роны (ПВО) и че­тырех (ре­же двух) кон­троль­ных плат­форм.

Бро­непа­ровоз, на тен­де­ре ко­торо­го со­ору­жалась ко­ман­дир­ская руб­ка, об­разно го­воря, яв­лялся сер­дцем «кре­пос­ти». Как средс­тво тя­ги он ис­поль­зо­вал­ся толь­ко в бо­евых и учеб­ных це­лях. Во вре­мя дли­тель­ных пе­ре­ез­дов и на ма­нев­рах при­менял­ся обыч­ный неб­ро­ниро­ван­ный па­ровоз — «чер­ный», по проз­ви­щу же­лез­но­дорож­ни­ков.

Как и в граж­дан­скую вой­ну, в аб­со­лют­ном боль­шинс­тве сво­ем это бы­ли ма­шины се­рии О раз­личных мо­дифи­каций (Ов, Од, Ок, Ои). Не­высо­кие, с ви­ду ма­ломощ­ные, они ока­зались иде­аль­ны­ми в бо­евых ус­ло­ви­ях.

Па­рово­зы се­рии Ов («овеч­ки») бы­ли соз­да­ны еще в 1890 го­ду по про­ек­ту на­чаль­ни­ка тех­ни­чес­ко­го от­де­ла служ­бы тя­ги Вла­дикав­каз­ской же­лез­ной до­роги В. И. Ло­пушин­ско­го. Это бы­ли па­рово­зы ти­па 0–4–0 с ма­шиной двук­ратно­го рас­ши­рения па­ра, об­щей мас­сой 52,5 тон­ны. Па­ровоз се­рии О имел конс­трук­ци­он­ную ско­рость 50 ки­ломет­ров в час и мог во­дить по­ез­да мас­сой до 730 тонн. В 90-е го­ды XIX ве­ка — 20-е го­ды XX ве­ка ма­шины се­рии О бы­ли ос­новны­ми гру­зовы­ми па­рово­зами и экс­плу­ати­рова­лись на всех до­рогах.

Бро­неп­ло­щад­ка как ос­но­ва бро­непо­ез­да пред­став­ля­ла со­бой уси­лен­ную че­тыре­хос­ную или дву­хос­ную же­лез­но­дорож­ную плат­форму (ре­же ме­тал­ли­чес­кий пуль­ма­нов­ский ва­гон), имев­шую сталь­ной кор­пус с од­ной или дву­мя ору­дий­ны­ми баш­ня­ми. Сос­то­яла она из вер­хней час­ти — ку­зова, зак­ры­того, как пра­вило, 20–25-мил­ли­мет­ро­вой бро­ней свер­ху и 45-мил­ли­мет­ро­вой бро­ней с бо­ков, а так­же ниж­ней час­ти — ра­мы с хо­довы­ми час­тя­ми (те­леж­ка­ми), рес­со­рами, уп­ряжны­ми и бу­фер­ны­ми ус­трой­ства­ми. Ору­дий­ная баш­ня кре­пилась на ме­тал­ли­чес­ком кар­ка­се внут­ри бро­неп­ло­щад­ки. Поз­днее на бро­непо­ез­дах «Смерть не­мец­ким ок­ку­пан­там!» (де­по име­ни Иль­ича), «Козь­ма Ми­нин», «Илья Му­ромец», «Мос­ков­ский же­лез­но­дорож­ник» ус­та­нав­ли­вали баш­ни от тан­ков Т-34. Баш­ня вра­щалась на 360 гра­дусов, что поз­во­ляло ар­тилле­рис­там вес­ти кру­говой обс­трел. Поз­днее для обо­рудо­вания бро­непо­ез­дов ста­ли при­менять тан­ко­вые те­лес­ко­пичес­кие при­целы.

В пер­вые ме­сяцы Ве­ликой Оте­чес­твен­ной вой­ны ча­ще встре­чались од­но­башен­ные че­тырех­пло­щадоч­ные бро­непо­ез­да, пос­тро­ен­ные в Брян­ске. Эти мощ­ные бо­евые ма­шины с от­весны­ми бор­та­ми, вы­соки­ми и пря­мыми кле­паны­ми баш­ня­ми име­ли вы­соту пуль­ма­нов­ско­го ва­гона. На их во­ору­жении обыч­но бы­ли че­тыре 76-мил­ли­мет­ро­вых ко­рот­кос­тволь­ных ору­дия об­разца 1902 или 1927/1932 го­дов, во­семь стан­ко­вых пу­леме­тов сис­тем «мак­сим», «ДТ» («Дег­тя­рев тан­ко­вый»), бель­гий­ский «бра­унинг». Стан­ко­вые пу­леме­ты ус­та­нав­ли­вались в спе­ци­аль­ных ам­бра­зурах, по два на каж­дой сто­роне бро­неп­ло­щад­ки. Даль­ность стрель­бы из ору­дий бро­непо­ез­дов сос­тавля­ла 6–8 ки­ломет­ров.

Но, как по­каза­ли в даль­ней­шем бои 1941–1942 го­дов, брян­ские бро­непо­ез­да с та­кими пло­щад­ка­ми ока­зались лег­ко­уяз­ви­мыми.

Но­вое сло­во в со­ору­жении бро­невой тех­ни­ки зи­мой 1941 го­да ска­зали стро­ите­ли Горь­ко­го и Му­рома, соз­давшие бро­непо­ез­да «Козь­ма Ми­нин» и «Илья Му­ромец». При­земис­тые, об­те­ка­емой фор­мы, во­ору­жен­ные мощ­ной бро­ней бро­неп­ло­щад­ки яв­ля­лись тех­ни­чес­ким нов­шес­твом сре­ди кре­пос­тей на ко­лесах.

К бо­евой час­ти бро­непо­ез­да для хо­зяй­ствен­ных и слу­жеб­ных це­лей при­со­еди­нялись 6–20 то­вар­ных и клас­сных ва­гонов, на­зыва­емых ба­зой. Они ис­поль­зо­вались для рас­по­ложе­ния ко­ман­дно­го сос­та­ва ди­визи­она (ва­гон-штаб), хра­нения бо­еп­ри­пасов, за­пасов ма­тери­аль­но-тех­ни­чес­ких средств. Кро­ме то­го, ба­за име­ла еще ва­гон-кух­ню, ва­гон-мас­тер­скую, ва­гон-клуб. При ве­дении боя ба­за дол­жна бы­ла раз­ме­щать­ся в ты­лу на бли­жай­шем же­лез­но­дорож­ном пе­рего­не.

Для тща­тель­но­го наб­лю­дения за ис­прав­ностью же­лез­но­дорож­но­го пу­ти ис­поль­зо­вались кон­троль­ные дву­хос­ные плат­формы.

Для обес­пе­чения раз­ведки и вспо­мога­тель­ных фун­кций ди­визи­онам бро­непо­ез­дов при­дава­лись бро­нед­ре­зины (БД-39), бро­нема­шины (БА-20), гру­зовые ма­шины (ГАЗ-АА).

В дни Ве­ликой Оте­чес­твен­ной вой­ны для зак­репле­ния бо­ево­го ус­пе­ха, выз­ванно­го вне­зап­ным по­яв­ле­ни­ем бро­непо­ез­да, на­нося­щего кин­жаль­ный огонь по про­тив­ни­ку, ис­поль­зо­вались так­же де­сан­тные ро­ты. В пер­вые ме­сяцы Ве­ликой Оте­чес­твен­ной вой­ны каж­дый из бро­непо­ез­дов в ор­га­низа­ци­он­ном от­но­шении дей­ство­вал са­мос­то­ятель­но. Но уже к ок­тябрю 1941 го­да на­чалось мас­со­вое объ­еди­нение бро­непо­ез­дов в от­дель­ные ди­визи­оны (ОДБП). В но­яб­ре 1941 го­да по ука­занию Го­сударс­твен­но­го Ко­мите­та Обо­роны (ГКО) бы­ло соз­да­но 40 но­вых ди­визи­онов бро­непо­ез­дов. Их ма­тери­аль­ная часть стро­илась в ты­ловых де­по, на за­водах НКПС, эва­ку­иро­ван­ных на Урал и в Си­бирь.

ОДБП сос­то­ял, как пра­вило, из двух бро­непо­ез­дов, ба­зы и уп­равле­ния. Каж­дый из бро­невых по­ез­дов, яв­ля­ясь так­ти­чес­кой еди­ницей бро­непо­ез­дных час­тей, мог са­мос­то­ятель­но вы­пол­нять пос­тавлен­ные ко­ман­до­вани­ем бо­евые за­дачи. По шта­там во­ен­но­го вре­мени в ОДБП нас­чи­тыва­лось 270–290 че­ловек офи­цер­ско­го, сер­жант­ско­го и ря­дово­го сос­та­ва.

В на­чале ав­густа 1941 го­да фа­шист­ские зах­ватчи­ки прор­ва­лись к Одес­се. Враг не толь­ко сто­ял у ее во­рот, но и все ярос­тнее ло­мил­ся в них. Бои шли на за­паде — под Бе­ля­ев­кой, се­вер­нее Одес­сы — по обе сто­роны же­лез­ной до­роги на Ти­рас­поль и у Ад­жа­лык­ско­го ли­мана. В те дни на за­воде име­ни Ян­вар­ско­го вос­ста­ния, из­вес­тно­го в го­роде ре­волю­ци­он­ны­ми тра­дици­ями, на­чалось стро­итель­ство бро­непо­ез­да. Не ос­та­лись в сто­роне от важ­но­го де­ла и кол­лекти­вы па­ровоз­ных де­по Одес­са-То­вар­ная и Одес­са-Сор­ти­ровоч­ная, дру­гих пред­при­ятий.

Труд­ности воз­никли сра­зу. Ведь мно­гие из стро­ите­лей да­же не зна­ли, как выг­ля­дит бро­непо­езд. Но это не ос­та­нови­ло же­лез­но­дорож­ни­ков. Вспом­ни­ли о ста­ром мас­те­ре Г. Г. Ко­ляги­не, ко­торый вес­ной 1919 го­да стро­ил в Одес­се бро­непо­езд «Име­ни ко­ман­дарма Н. А. Ху­дяко­ва». Г. Г. Ко­лягин по­сове­товал­ся с ве­тера­нами-ко­тель­щи­ками, с мо­ряка­ми, имев­ши­ми де­ло с бро­ней, и выб­рал для бро­непо­ез­да ма­нев­ро­вый па­ровоз се­рии Ов. На за­вод дос­та­вили лис­ты ко­рабель­ной бро­ни и прис­ту­пили к де­лу.

У стро­ите­лей не хва­тало ма­тери­алов, инс­тру­мен­та, прис­по­соб­ле­ний. Их ис­ка­ли пов­сю­ду, на­ходи­ли, из­го­тав­ли­вали са­ми и тут же за­пус­ка­ли в ра­боту. Вско­ре на за­вод­ских пу­тях выс­тро­ились бро­неп­ло­щад­ки — пуль­ма­нов­ские плат­формы, об­ши­тые лис­та­ми ко­рабель­ной бро­ни. Не толь­ко к ре­вер­су па­рово­за, но и к ору­ди­ям, пу­леме­там вста­ли же­лез­но­дорож­ни­ки. Пер­вый одес­ский бро­непо­езд по­лучил но­мер 21. Ко­мис­са­ром по­ез­да стал сек­ре­тарь Ко­тов­ско­го рай­ко­ма ВКП(б) В. Р. Вы­шин­ский.

Мар­шал Со­вет­ско­го Со­юза Н. И. Кры­лов сви­детель­ство­вал, что 22 ав­густа 1941 г. в рас­по­ряже­ние 95-й стрел­ко­вой ди­визии был нап­равлен бро­непо­езд № 21. Во вре­мя боя у стан­ции Кар­по­во он прор­вался да­леко за край обо­роны — за Вы­году. В за­пад­ном сек­то­ре обо­роны Одес­сы, где за­нима­ла по­зиции 95-я стрел­ко­вая ди­визия, сос­ре­дото­чились две пе­хот­ные ди­визии и 60 тан­ков фа­шис­тов. По­яв­ле­ние бро­непо­ез­да в ты­лу бы­ло для фа­шис­тов не­ожи­дан­ностью. Бро­непо­езд № 21 расс­тре­ливал иду­щих в ата­ку гит­ле­ров­цев, бил во фланг по тан­кам. Бы­ло под­би­то бо­лее 20 тан­ков. Фа­шис­ты от­сту­пили.

К кон­цу ав­густа на ру­бежах Одес­ско­го ук­реплен­но­го рай­она сра­жались уже че­тыре кре­пос­ти на ко­лесах. В стро­итель­стве их учас­тво­вали мно­гие пред­при­ятия, но со­бира­ли бо­евые ма­шины на за­воде име­ни Ян­вар­ско­го вос­ста­ния.

Од­но­му из бро­непо­ез­дов да­ли наз­ва­ние «Чер­но­морец». Он отли­чал­ся дер­зки­ми, вне­зап­ны­ми на­лета­ми на вра­га. Нем­цы и ру­мыны обс­тре­лива­ли «Чер­но­морец» на оп­ре­делен­ных учас­тках же­лез­но­дорож­но­го по­лот­на, стре­мясь раз­бить путь, вво­дили в дей­ствие ави­ацию. Ис­ко­режен­ные рель­сы уда­валось ис­прав­лять толь­ко ночью. Но и это бы­ло не­безо­пас­но. Враг ос­ве­щал по­лот­но же­лез­ной до­роги ра­кета­ми. На ре­монт ухо­дила вся бри­гада — бой­цы Со­нин, Бо­жок, Ду­бин­чук, Фро­сини­чев и дру­гие. Впе­ред вы­сыла­ли до­зор, сза­ди их ох­ра­няли два пу­лемет­чи­ка — И. Жиб­жи­ков и К. Ерин­джа­ев. Ког­да путь был вос­ста­нов­лен, эки­паж сно­ва дер­зко ата­ковал вра­га.

Чет­вертым по сче­ту из за­вода име­ни Ян­вар­ско­го вос­ста­ния вы­шел бро­непо­езд «За Ро­дину!». Его ко­ман­дир М. Р. Че­чель­ниц­кий ско­лотил из ко­ман­ды выз­до­рав­ли­ва­ющих мо­ряков друж­ный эки­паж чис­ленностью 150 че­ловек. 29 ав­густа на ми­тин­ге, ког­да из­го­тов­ленную кре­пость на ко­лесах пе­реда­вали пред­ста­вите­лям От­дель­ной При­мор­ской ар­мии, ко­ман­да бро­непо­ез­да за­вери­ла, что та­кой бо­евой эки­паж, как их, не пус­тит вра­га в го­род.

Бро­непо­езд «За Ро­дину!» под ко­ман­до­вани­ем лей­те­нан­та М. Р. Че­чель­ниц­ко­го сра­зу всту­пил в бой с гит­ле­ров­ца­ми на ближ­них под­сту­пах к Одес­се. Вдре­без­ги раз­нес он мощ­ные ба­тареи про­тив­ни­ка, ко­торые обс­тре­лива­ли го­род, но и сам, по­лучив пов­режде­ния, ос­та­новил­ся. На не­под­вижный бро­непо­езд про­тив­ник об­ру­шил шквал ми­номет­но­го ог­ня. На по­мощь эки­пажу приш­ли ре­мон­тные бри­гады пу­тей­цев. Под обс­тре­лом они ис­пра­вили путь, под­ня­ли под­би­тую бро­неп­ло­щад­ку.

Бро­непо­езд «За Ро­дину!» энер­гично дей­ство­вал на учас­тке от 1-й зас­та­вы до Су­хого Ли­мана и Та­тар­ки, под­держи­вал 2-ю ка­вале­рий­скую ди­визию пол­ковни­ка П. Г. Но­вико­ва. Ба­зиро­вал­ся бро­непо­езд на 2-й зас­та­ве. С по­зиции 16-й же­лез­но­дорож­ной ба­тареи он вел огонь. Что­бы под­держать по­редев­шие на­ши час­ти на вос­точном бе­регу Су­хого Ли­мана, М. Р. Че­чель­ниц­кий по­вел бро­непо­езд «За Ро­дину!» на Ови­ди­ополь­скую вет­ку. Там сра­жалась 1-я ба­тарея бе­рего­вой ох­ра­ны под ко­ман­до­вани­ем ка­пита­на М. К. Ку­коле­ва. Бро­непо­езд вклю­чил­ся в бой. Враг в тот мо­мент шел ко­лон­на­ми, рас­сто­яние до не­го бы­ло с пол­ки­ломет­ра. Не­замед­ли­тель­но по ко­лон­нам был на­несен удар изо всех ору­дий. Один залп сле­довал за дру­гим, бро­непо­езд быс­тро ме­нял по­зиции. Ожи­ла, на­конец, и ар­тилле­рия зах­ватчи­ков. Их сна­ряды ло­жились все бли­же и бли­же. Один уго­дил в бро­неп­ло­щад­ку и вы­вел из строя рас­чет 76-мил­ли­мет­ро­вой пуш­ки. Тя­жело ра­нило лей­те­нан­та Мар­ко­ва, бой­цов Мес­лицко­го, Сай­чи­на, Ми­сури­на, Ко­лыха­нова. За­горе­лись ящи­ки с бо­еп­ри­паса­ми. Бой­цы Ди­кий, Миш­кин, Лю­сюк ки­нулись к ним и с рис­ком для жиз­ни сбро­сили их с плат­формы, пре­дот­вра­тив взрыв. Во­ен­фель­дшер Ф. Боль­ша­чен­ко и мед­сес­тра Лит­ви­нен­ко проб­ра­лись из сво­его ва­гона на бро­неп­ло­щад­ку и вов­ре­мя ока­зали ра­неным пер­вую по­мощь. Сна­рядом про­било тен­дер, вы­тека­ла во­да. Ста­рый ма­шинист М. Я. Бо­гатов, бо­лее трид­ца­ти лет про­рабо­тав­ший на тран­спор­те, су­мел эко­ном­но рас­хо­довать во­ду. Расс­тре­ляв бо­еп­ри­пасы, бро­непо­езд ото­шел к 1-й зас­та­ве. По­том на бук­си­ре его от­ве­ли на ре­монт.

5 ок­тября фа­шис­ты зах­ва­тили Бол­гар­ские ху­тора. Бро­непо­езд «За Ро­дину!» один от­би­вал их ата­ки. 9 ок­тября М. Р. Че­чель­ниц­кий по­лучил от ко­ман­ди­ра 2-й ка­вале­рий­ской ди­визии II. Г. Но­вико­ва при­каз: «Прик­ры­вать от­ход ди­визии. От­ход сос­то­ит­ся с нас­тупле­ни­ем тем­но­ты 15 ок­тября. Эки­паж бро­непо­ез­да бу­дет от­хо­дить пос­ледним». 16 ок­тября 1941 го­да ста­ло пос­ледним днем ге­ро­ичес­кой обо­роны го­рода.

В но­яб­ре-де­каб­ре 1941 го­да на ба­зе Во­ронеж­ско­го па­рово­зоре­мон­тно­го за­вода име­ни Ф. Э. Дзер­жин­ско­го бы­ла раз­верну­та ре­мон­тная ба­за бро­непо­ез­дов Юго-За­пад­но­го фрон­та. В крат­чай­ший срок здесь был до­обо­рудо­ван харь­ков­ский бро­непо­езд № 696 (ко­ман­дир — лей­те­нант А. В. Бу­лавин). Вмес­те с бро­непо­ез­дом № 674 (ко­ман­дир — лей­те­нант Ф. Е. Се­реда) он во­шел в сфор­ми­рован­ный 22-й от­дель­ный ди­визи­он (ко­ман­дир — стар­ший лей­те­нант Т. Б. Сим­берг). Зим­ние ме­сяцы 1941–1942 го­дов оз­на­мено­вались мас­со­вым со­ору­жени­ем бро­непо­ез­дов в ты­ловых де­по, на ре­мон­тных за­водах НКПС, на­ходив­шихся да­же за сот­ни ки­ломет­ров от ли­нии фрон­та.

«Цех — фронт, ста­нок — ору­жие», — под та­ким де­визом тру­дились сот­ни ра­бочих Таш­кент­ско­го па­рово­зоре­мон­тно­го за­вода. В но­яб­ре 1941 го­да в ко­тель­ном це­хе бри­гада мас­те­ра К. Н. Мат­ве­ева на­чала ра­боты по обо­рудо­ванию бро­непо­ез­дов. Стро­ите­лей тог­да на­зыва­ли гвар­дей­ца­ми тру­дово­го фрон­та. По­жел­тевшие стра­ницы за­вод­ской мно­готи­раж­ки «Гу­док крас­но­вос­точни­ка» сох­ра­нили име­на ста­ханов­цев во­ен­ной по­ры, вло­жив­ших труд в соз­да­ние гроз­ных кре­пос­тей. Это братья Бры­кины, ко­тель­щик Ка­раташ­кин, га­зорез­чи­ки Ура­зов и Ла­зорен­ко.

Не хва­тало бро­нелис­тов нуж­ной тол­щи­ны. По со­вету упол­но­мочен­но­го НКПС Н. П. Ко­наню­ка бы­ло ре­шено ус­та­нав­ли­вать сдво­ен­ные лис­ты. К 30 де­каб­ря 1941 го­да бо­евые ма­шины бы­ли пок­ры­ты бро­ней. 12 ян­ва­ря 1942 г. бро­непо­езд «Уз­бе­кис­тан» был дос­тавлен на ар­тилле­рий­ский по­лигон для ис­пы­тания бро­ни на проч­ность. Пос­ле об­катки с пред­ста­вите­лями от­де­ла бро­непо­ез­дов НКПС бо­евые по­ез­да «Уз­бе­кис­тан» и «Ком­со­мол Уз­бе­кис­та­на» бы­ли нап­равле­ны в Орен­бург. Здесь под ко­ман­до­вани­ем ка­пита­на К. Д. Мо­гилев­це­ва фор­ми­ровал­ся 28-й от­дель­ный ди­визи­он.

22 мар­та 1942 го­да по­пол­ненные зе­нит­ным во­ору­жени­ем и уком­плек­то­ван­ные лич­ным сос­та­вом бро­непо­ез­да «Уз­бе­кис­тан» № 677 под ко­ман­до­вани­ем лей­те­нан­та С. К. Ива­нова и «Ком­со­мол Уз­бе­кис­та­на» № 708 под ко­ман­до­вани­ем стар­ше­го лей­те­нан­та Н. А. Греш­но­ва от­бы­ли в Мос­кву в рас­по­ряже­ние Глав­но­го ав­тобро­нетан­ко­вого уп­равле­ния Крас­ной Ар­мии.

В хо­де обо­рони­тель­но­го сра­жения за Ста­лин­град Став­ка Вер­ховно­го Глав­но­коман­до­вания важ­ную роль от­во­дила же­лез­но­дорож­ным ком­му­ника­ци­ям, по ко­торым под ярос­тны­ми бом­бежка­ми и ар­тилле­рий­ски­ми на­лета­ми же­лез­но­дорож­ни­ки са­мо­от­вержен­но дос­тавля­ли к мес­ту наз­на­чения во­ин­ские гру­зы.

На Ста­лин­градский фронт бы­ли нап­равле­ны бро­непо­ез­да 28-го ди­визи­она. На стан­ции Ар­че­да 23 и­юля фа­шист­ские са­моле­ты триж­ды бом­би­ли на­ши во­ин­ские эше­лоны. Бро­непо­езд № 677 при­нял здесь свое пер­вое бо­евое кре­щение: вел огонь из зе­ниток, энер­гично от­ра­жая воз­душную ата­ку. В ре­зуль­та­те на­лета ока­зал­ся раз­ру­шен­ным же­лез­но­дорож­ный вок­зал, го­рели ва­гоны с бо­еп­ри­паса­ми. По­лот­но же­лез­ной до­роги пок­ры­лось мно­жес­твом глу­боких во­ронок от раз­ры­вов ави­абомб.

— Си­лами сол­дат бро­непо­ез­да и же­лез­но­дорож­ни­ков мы вос­ста­нови­ли путь и поз­дно ночью от­пра­вились на под­дер­жку 62-й ар­мии, ко­торой ко­ман­до­вал В. Я. Кол­пакчи, — вспо­минал быв­ший ко­ман­дир бро­непо­ез­да А. Б. Ко­ныгин. — 25 и­юля 677-му вы­дели­ли бо­евой учас­ток Ка­лач-на-До­ну — Кри­вомуз­гин­ская — Кар­пов­ская — Ста­лин­град. За­дача бы­ла под­держи­вать ог­нем из пу­шек и пу­леме­тов на­ши вой­ска, не до­пус­тить про­рыва фа­шис­тов че­рез Дон, вес­ти борь­бу с де­сан­та­ми про­тив­ни­ка.

5 ав­густа бро­непо­езд № 677 был пе­реб­ро­шен из 62-й ар­мии в 64-ю в рай­он Аб­га­неро­во — Пло­дови­тое. Не­мец­кие тан­ки про­рыва­лись в глу­бину на­шей обо­роны, но тут же от­бра­сыва­лись на­зад. Разъ­езд 47-й ки­лометр не­од­нократ­но пе­рехо­дил из рук в ру­ки. Во­ины бро­непо­ез­да № 677 са­мо­от­вержен­но сра­жались с вра­гом во вза­имо­дей­ствии с 133-й тан­ко­вой бри­гадой и дру­гими бро­непо­ез­да­ми. Сталь­ная кре­пость раз­ру­шала дзо­ты, по­дав­ля­ла ми­номет­ные и ар­тилле­рий­ские ба­тареи.

Ут­ром 6 ав­густа про­тив­ник на­чал ата­ку меж­ду стан­ци­ями Аб­га­неро­во и Тин­гу­та. Мас­си­рован­ные ата­ки тан­ков и ави­ации по­мог­ли вра­гу за­нять разъ­езд 47-й ки­лометр и прод­ви­нуть­ся к же­лез­но­дорож­ной стан­ции Тин­гу­та. Враг на­ходил­ся уже в 30 ки­ломет­рах от Ста­лин­гра­да.

9 ав­густа вой­ска Ста­лин­градско­го фрон­та на­нес­ли кон­тру­дар по прор­вавшей­ся вра­жес­кой груп­пи­ров­ке. В этот день бро­непо­езд № 677 соп­ро­вож­дал ог­нем ору­дий нас­тупле­ние 38-й стрел­ко­вой ди­визии вмес­те с 133-й тан­ко­вой бри­гадой. В те­чение дня эки­паж от­бил один­надцать воз­душных атак, вос­ста­нав­ли­вая по­лот­но же­лез­ной до­роги с глу­боки­ми во­рон­ка­ми от ави­абомб. К ве­черу бро­непо­езд вы­шел за вы­ход­ной се­мафор стан­ции Тин­гу­та. Дос­тигнув ог­не­вого ру­бежа, он всей мощью ог­ня об­ру­шил­ся на. вра­га. Фа­шист­ские бом­барди­ров­щи­ки за­сыпа­ли его фу­гас­ны­ми и за­жига­тель­ны­ми бом­ба­ми. Бро­непо­езд по­лучил свы­ше шес­ти­сот вмя­тин и про­бо­ин от ос­колков ави­аци­он­ных бомб. Зем­ля сод­ро­галась от раз­ры­вов. Об­ла­ко ды­ма и пы­ли за­волок­ло все вок­руг. Ра­неных вы­носи­ли бук­валь­но на ощупь. Так же на ощупь вы­яв­ля­ли сос­то­яние хо­довой час­ти бро­непа­рово­за, бро­неп­ло­щадок, плат­формы.

В те­чение двух дней приш­лось вы­пол­нять не­об­хо­димый ре­монт. И бро­непо­езд вновь по­явил­ся у пе­ред­не­го края обо­роны вра­га на стан­ци­ях Ча­пур­ни­ки, Тун­ду­тово, Тин­гу­та, разъ­езд 47-й ки­лометр. И вновь би­ли по фа­шис­там ору­дия и пу­леме­ты со сталь­ной кре­пос­ти на ко­лесах.На учас­тке Ста­лин­град — Са­реп­та в сен­тябре 1942 го­да на­ходил­ся бро­непо­езд № 708.

Осенью 1943-весной 1944 три отдельных дивизиона бронепоездов(22-й, 26-й, 28-й) вошли в состав 46-й армии 3-го Украинского фронта. 26-й дивизион, приданный 34-му стрелковому корпусу 46-й армии он в январе 1944 г. поддерживал наше наступление в районе станций Милорадовка и Кудашевка, проведя десять огневых налетов п израсходовав 1564 76-мм снаряда. 19 апреля 1944 г. 26-й одбп передислоцировался на станцию Червонная в резерв 3-го Украинского фронта, откуда 13 июня был переброшен в Одессу в состав 1-го гвардейского укрепрайона.

22 - 23 августа 1944 г. бронепоезда поддерживали наши части в районе станции Каролина - Бугаз, обеспечив прорыв наших катеров с моря в Днестровский лиман. При этом бепо израсходовали 988 снарядов, уничтожив 13 ДЗОТов, минометную батарею и рассеяв до взвода пехоты.

Из наградного листа на Скуратовича Константина Константиновича, майора, командира 26-го дивизиона БЕПО «Майор Скуратович в бою 22 августа проявил себя стойко и мужественно.Лично сам на НП руководил боем в районе Каролино-Бугаз в результате чего обеспечил проход катеров из Черного моря в Днестровский лиман и высадки десанта морской пехоты.Огнем дивизиона был прегражден отход врага с Бугаза.» Приказом командующего бронетанковыми и механизированными войсками 3-го Украинского фронта № 030/н от 11 сентября 1944 майор Скуратович К.К.был награжден орденом Александра Невского.

Орденами и медалями за участие в освобождении Аккермана были награждены с.лейтенант Панженский Павел Константинович, командир бронеплощадки, сержанты, командиры орудий Стрелков Григорий Наумович, Петров Алексей Петрович, Кузин Михаил Александрович, Елькин Василий Михайлович, наводчик сержант Кропачев Петр Яковлевич, радиотелеграфист Науменко Григорий Митрофанович, командир бронемашины БА-20 сержант Семионов Федор Тимофеевич и многие другие бойцы и командиры.

14 октября 1944 г. на основании директивы Генерального Штаба № 296815 26-й дивизион передавался в распоряжение 2-го Белорусского фронта. Прибыв на новое место, 2 ноября бронепоезда включили в состав 49-й армии с дислокацией на станции Сокол.18 января 1945 г. дивизион поддерживал огнем наступление 343-й стрелковой дивизии на участке Ломжа - Новогруд, уничтожив 6 ДЗОТов, 2 пулемета, 2 минометных батареи. Бронепоезда продолжали бои на этом участке до 23 января, израсходовав при этом более 2000 76-мм снарядов.25 января 1945 г. 26-й одбп вывели в резерв 50-й армии, а 26 февраля в резерв Ставки ВГК в Мододечно,25 марта 1945 г. дивизион прибыл в Москву, откуда 2 апреля отправился на новое место службы — Дальневосточный фронт. Прибыв в Бикин 7 мая 1945 г. 26-й одбп поступил в распоряжение штаба 5-го стрелкового корпуса. 18 декабря 1945 г. 26-й дивизион бронепоездов был расформирован.

6 марта передали в состав 46-й армии 3-го Украинского фронта 28-й одбп и передислоцировали на станцию Долгинцево, а затем вывели во фронтовой резерв на станцию Апостолово. В период с ноября 1943 г. по май 1944 г. оружейники взвода боепитания дивизиона подобрали на полях сражений и отремонтировали 8 трофейных немецких 20-мм зениток, тем самым усилив зенитное вооружение составов. В июле 1944 г. с базы управления бронепоездов и бронемашин ГБТУ КА дополнительно поступили 4 37-мм зенитных орудия, и таким образом средства ПВО дивизиона выглядели следующим образом: бронепоезд № 677 - 2 37-мм, 3 20-мм немецких, 1 ДШК; бронепоезд № 708 - 2 37-мм, 4 20-мм немецких, 1 ДШК; база - 1 20-мм немецкая.1 мая 1944 г. 28-й одбп получил приказ передислоцироваться в Одессу, куда прибыл 28 мая.

22 августа 1944 г. бронепоезда № 708 (командир капитан Грешнов Николай Александрович) и № 677 (командир капитан Коныгин Александр Борисович) поддерживали наступление частей 1-го гв. укрепрайона и бригады морской пехоты на Аккерман, оказав существенную помощь войскам. Артиллерийский номер 708-го БЕПО красноармеец Рачицкий Степан Антонович, в ходе Аккерманской десантной операции выполнял функции замкового орудия. За время боя орудие выпустило 227 снарядов.Отличился в бою как лучший заряжающий красноармеец Попов Владимир Захарович (708-й БЕПО),высокую боевую выучку показали командиры орудия сержант Могильный Николай Михайлович(708-й БЕПО) и сержант Самойлов Иван Борисович(677-й БЕПО),командир бронеплощадки ст.лейтенант Смирнов Евгений Александрович, разведчик Марков Сергей Максимович, мотоциклист Муратов Николай Николаевич, старший машинист Каминский Александр Иванович.

Из наградного листа на Могилевцева Клавдия Дмитриевича, майора, командира 28-го дивизиона БЕПО «Тов.Могилевцев К.Д на фронте с 1942г.Участвовал в обороне Сталинграда и освобождении Донбасса.22.08.1944 в боях за г.Аккерман организовал четкую и быструю работу своих бронепоездов, которые обрушили на врага целые огненные шквалы, подавляя цели и объекты противника.Дивизион содействовал в большей степени нашим войскам в занятии г.Аккерман».Приказом командующего бронетанковыми и механизированными войсками 3-го Украинского фронта № 032/н от 15 сентября 1944 майор Могилевцев К.Д награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

В сентябре 1944 г. 28-й одбп вывели в резерв 3-го Украинского фронта, а 18 октября его перебросили в Белосток, в состав 2-го Белорусского фронта. Отсюда 19 декабря 1944 г. бепо № 677 убыл на Канашский вагоноремонтный завод для ремонта и перевооружения.14 февраля 1945 г. дивизион перешел на станцию Цеханув, откуда 4 марта убыл в Москву (21 марта в Вязьме к нему присоединился бепо № 677). С 23 марта по 4 апреля 1945 г. 28-й одбп находился в Москве, где доукомплектовался личным составом и матчастью, и на следующий день убыл на Дальний Восток. Прибыв 6 мая в Ворошилов-Уссурийский, дивизион вошел в состав 26-й армии и передислоцировался на станцию Бамбурово. Во время войны с Японией бронепоезда в боях не участвовали, занимаясь охраной железной дороги Приморская - Посьет. По распоряжению командующего бронетанковыми и механизированными войсками 26-й армии дивизион выделил команду (командир капитан Грешнов) для укомплектования трофейного японского бронепоезда, захваченного в районе Хунань. Этот бепо выполнял задачу охраны участка Янцзы - Хейдзио до октября 1945 г., после чего его передали в состав 2-го одбп и вывели на территорию СССР.В октябре 28-й одбп сосредоточился на станции Приморская. На основании директивы Военного Совета Приморского ВО № орг/1/00663 от 31.05.1946 г., к 10 июля 1946 г. 28-й одбп был расформирован.

В 2014 году в городе Белгороде-Днестровском при исполнительном комитете городского Совета был создан общественный военно-исторический центр, в который вошли ряд общественных организаций,занимающихся патриотическим воспитанием молодежи и изучением военной истории края. По единодушному мнению незаслуженно забыты подвиги бойцов и командиров, а также наименования воинских частей, принявших участие в освобождении не только г.Аккермана, но и населенных пунктов бывших Лиманского и Староказацкого районов. Члены центра подготавливают полный печень воинских формирований и надеяться, что их названия будут увековечены в парке Победы.






У разі використання матеріалів сайту посилання на www.bilgorod-d.org.ua обов'язкове.